Вера Павловна Исакина

Родилась в 1951 году в Косихинском районе. «Я с детства не вижу. И никто мне никогда не объяснял почему… Кто говорит, что эпидемия менингита была в то время, переболела в легкой форме, кто – может быть уронили и  «глазки стрясли», я не спрашивала… Но диагноз: Астигматизм и частичная атрофия зрительного нерва. Я не различаю и цвета… совсем… и тоже с детства. Знаю, что трава и листья зелёные, небо голубое… Но у меня все в черно – белых тонах. И никто из друзей, знакомых не знал, что я и не вижу, и не понимаю цвета.

Когда училась в школе, хитрила… По географии скажут синим карандашом реки обвести, а я то не знаю какой карандаш брать, подружке говорю: «Подай, пожалуйста, синий карандаш». Она мне его подаст. Решала задачи в уме. Помню, политинформацию в те времена готовили школьники. Вырезали из газеты новости, наклеивали на листок и зачитывали в классе. Мне братья вырежут новости, наклеят на листок, прочитают вслух, я выучу наизусть и тоже с листком, как все выхожу и как будто читаю.  Упрямая была, независимая, я не хотела, чтобы знали о моих недостатках. Все равно дразнили за что-нибудь, обидно было. Но у меня же старшие братья, они меня всегда защищали и никто и никогда сильно — то меня не обижал. Но с таким недугом, конечно, тяжело жить ребенку.

В нашем поселке была большая, хорошая школа и педагогический состав был очень сильный. Я, наверное, и школу потому хорошо закончила, что учителя сильные были. Мама у нас неграмотная была, но очень трудолюбивая, вечерами мы одеяла стегали, вязали, вышивали, даже ковры вышивали, а папа вечерами вслух книги читал: Анну Каренину,  Тихий дон, Тарантул. Я заслушивалась. А когда появился приемник, любила слушать передачу «Театр у микрофона».

Взрослея, я понимала, что школьная жизнь заканчивается, нужно идти дальше. А что делать? Проехала институты и ни в один меня не взяли из-за зрения, поэтому пошла в школу садоводов им.Лисавенко. Закончила с отличием. Получила специальность «Овощевод». Решила продолжить учиться… Поступила в индустриальный педагогический техникум. Была такая радость! Но после первой практики меня отчислили, когда выяснилось, что я не вижу и…. домой. А как домой ехать? Я ведь скрывала от всех, что не вижу. Как люди узнают, что у меня такой дефект? Что скажут? Что подумают?..

В 26 лет вышла замуж. Переехали с мужем в Заринск.  У нас родились двойняшки. Вот тут-то и начались серьезные испытания. Зрения нет! Двое детей! Страшно, а вдруг что ни так сделаю? Но дети выросли, окончили с отличием школу. В 34 года у мужа случился сильный инсульт с аневризмой, ему присвоили инвалидность. Новые испытания. Жили, помогая друг другу.

Вот уже 6 лет, как похоронила мужа. Живу одна. Дети, внуки и снохи зовут к себе жить. Но я хочу быть самостоятельной и независимой, как бы это тяжело не было. Упрямая я с детства. Я всю жизнь жила, боролась со своими недугами сама и, наверное, по другому уже не смогу».

«Что пожелала бы себе? Чуть-чуть зрения, а то у меня всего две сотые. Но они мои! Мне кажется, если я буду хорошо видеть, я с ума сойду. Ведь всю жизнь ничего… и вдруг – увидеть! Боюсь обалдеть от мира и красоты! А если серьезно, конечно, здоровья. Ведь будет здоровье, со всем можно справиться».

Вера Павловна духовно обогащённый и необычный человек, она любит слушать исторические аудио книги. Человек-непоседа. Долгое время занималась восточными танцами. Разводит цветы, дома вырастила замечательный зимний сад. Шьет! Вера Павловна награждена почетными грамотами и благодарственными письмами за многолетний добросовестный труд в Обществе слепых, за вклад в решение проблем, связанных с социальной защитой инвалидов по зрению, награждена знаком «Заслуженный работник ВОС», значком «Отличник ВОС».

Счастье её – в людях, без которых она просто не может прожить. «Я бы всю жизнь вязала авоськи разные. Мне это так нравится. Зрячие мои подруги спрашивают: «Не наработалась?» А я им отвечаю: « Вы не понимаете! Я занята! У меня есть работа и я нужна людям!»